Нравственные и правовые аспекты реституции.

 

РЕСТИТУЦИЯ В РОССИИ - ВЧЕРА? СЕГОДНЯ ... ЗАВТРА!!


Реституция - (лат. restitutio) -1) биол. все виды восстановления поврежденного организма;
2) юр. восстановление в прежнем правовом, имущественном положении; в международном праве - возвращение одим государством другому имущества, незаконно захваченного им во время войны.
Словарь иностранных слов. 14 издание. Москва 1987 год.

Реституция как восстановление в прежнем правовом, имущественном положении бывшего владельца, незаконно лишенного своих имущественных прав ( по новой Конституции - неотъемлимых) акт, принятый и совершенно нормальный в любом гражданском обществе, причем в отношениях между гражданами, между гражданином и государством а так же между государствами. В том обществе, где подлежит реституции то или иное имущество, незаконно отторгнутое у законного владельца, главенствует Закон, право, а не произвол и вседозволенность. Репрессивное государство начинается там, где законы базируются не на общечеловеческих, ценностях, понятных и естественных для всех, а строятся на произволе. В государстве с подобным законодательством оно может исполняться только по принуждению. Общечеловеческими ценностями для нас являются заповеди Христовы. Восьмая заповедь гласит - не пожелай дома ближнего твоего, ни жены его ... Возвращение к жизни по Писанию предпологает возврат украденого как естественный и необходимый шаг.

Почему же в России, которая отреклась от практики переворотов, революций и прочих насильственных, а значит произвольных решений вопросов государственного устройства, в том числе и в отношениях собственности, до сих пор гласно и открыто не ставится вопрос о реституции? Ведь он более чем уместен в ходе реформирования экономики, когда в стране идет процесс приватизации огосударствленной собственности, что выражается в продаже или передаче в частную собственность земли, средств производства, недвижимости. И этот процесс опирается на правовую основу, Конституцию РФ, по которой частная собственность отныне признается священной и неотъемлемой от гражданина.

  Вчера.

Реформирование общества как все мы прекрасно помним велось методом перестроечного "тыка": - ускорение (чего?); - придание социализму человеческого лица; - демократизации общества; и т. д. и т. п. При этом никто так и не взял на себя смелость подвести итог семидесятилетнему пути послереволюционного развития и определить причины его краха, сформулировать концепцию того нового строя, который должен возникнуть в результате реформ. И тем более никто и заикнуться не смел о том, что в нашей стране возрождается капитализм, правда с лицом бывших партийных инструкторов и секретарей. И конечно о реституции на том этапе было невозможно даже помыслить. Но не стоит забывать, что любые революции, путчи и перевороты, равно как и реформы государственного устройства связаны с одним вопросом. Вопросом изменения отношений собственности, ее перераспределения.От общенародной к частной, от государственной к коллективной. Когда говорят об экономике со смешенной собственностью то все равно говорят о ЧАСТНОЙ собственности в основе такой экономики, т. к. любой собственник, будь то физическое лицо или объединение граждан, государство или церковь выступают перед законом как владелец определенной только за ним части имущества (частный). Великая Французская Революция или наша Октябрьская, перестройка или нынешний парламентаризм - все они перелопачивают одно -перераспределяют собственность.

В 1917 году в России был отменен институт частной собственности, личной, общественной (общественных организаций) и государственной (как и само государство). Все имущество стало ОБЩЕНАРОДНЫМ. По декретам СНК и ВЦИК от 1918 года, частная собственность отменялась навсегда, имущество "изьемлялось", а государство, вернее местные органы самоуправления, было призвано лишь -"надзирать за эксплуотацией населением етой собственности, проводимой не с целью личной наживы но извлечения общественной пользы" (орфография оригинала). И национализации никакой в стране не производилось. Ведь как известно из международного права, национализация предполагает ВЫКУП национализируемого имущества у его владельца государством. Так что все российские собственники лишились нажитого многими поколениями в результате политического эксперимента, результаты которого мы все ощутили и продолжаем ощущать до сего дня.

  Сегодня.

Ситуация в стране со времени начала реформ здорово изменилась. Видимо государственным чиновникам надоело чадзирать за тем, как народ пользуется общенародной собственностью, норовя все время сделать из нее личную, и они решили, не придавая всему этому процессу человеческого лица, просто взять ее себе. При этом никто, ни наши великие экономисты, ни наши прогрессивные политики не хотят назвать вещи своими именами и сказать: ДА, МЫ СНОВА В РОССИИ СТРОИМ КАПИТАЛИЗМ, БАЗИРУЮЩИЙСЯ НА РАЗНЫХ ФОРМАХ ЧАСТНОЙ СОБСТВЕННОСТИ. Об этом унас не говорят, как не говорят в доме повешенного о веревке. А напрасно.
 
Для того, что бы начать процесс возвращения к частной собственности всех форм, было необходимо прежде всего ПРИЗНАТЬ УТРАТИВШИМИ СИЛУ все декреты СНК и ВЦИК от 1918 года, по которым в России был отменен институт частной собственности как таковой. А ведь они действуют и поныне. И проводимая программа приватизации обьектов, признаваемых сегодня государственной собственностью, а на деле таковой не являющейся, так как в Российской Федерации никогда не принималось никаких актов о передаче общенародной собственности (по декретам) в собственность государства, становится вмиг миражом. В случае же признания декретов утратившими силу,места для чиновничьей приватизации в нашей стране стало бы гораздо меньше, так как изменение отношений собственности было бы начато с правового шага, т. е. с реституции.

Имущество, образованное до октября 1917 года - вернуть законным, старым владельцам или их потомкам. Затем определить объем созданной народом общенародной собственности, оценить ее а затем определиь принципы ее передачи в частную собственность. При этом помнить о том, что по всем международным нормам и здравому смыслу из права труда НИКОГДА не возникает право собственности на средства труда и его результаты. В противном случае приватизация угрожает стать перманентным процессом присвоения средств производства НАЕМНЫМИ работниками. А потомки законных владельцев лишаются своего права наследования за предками, и имущественные права целых семейств нарушаются вторично, при акционировании или распродаже образованной ими собственности.

Прецеденты реституции имеют место по ВСЕМ странам бывшего соцлагеря, государств Прибалтики, и избирательно - в нашей стране. Безоговорочный возврат имущества Русской Православной Церкви, проводимый (слава Богу!) с соблюдением всех желанных норм (по Указу был вначале признан утратившим силу конкретный декрет СНК, по обобществлению церковного имущества, а затем начался процесс его возврата) необходим сегодняшней власти в стремлении обрести опору и в церкви. Подобная ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ честность и принципиальность вызывает нелицеприятные оценки этой самой власти.

  Завтра.

Реституция необходима. Не только и не столько потомкам бывших владельцев, создавших эту собственность своим трудом, энергией, а не получивших ее путем -присвоения. Реституция необходима нашему обществу и государству, гражданам, проживающим в России. Подобный акт, утверждающий главенство ПРАВА и ЗАКОНА в обществе, а не произвола, защитит ВСЕХ нынешних собственников, в чем бы их собственность не заключалась - в квартире, даче или машине, корове или лошади.

Собственность всегда завидна, и обязательно найдется тот кто захочет владельца ее лишить. Гарантия неприкосновенности собственности, как неотъемлимого права личности, может гарантироваться только ПРАКТИКОЙ восстановления имущественных прав граждан, незаконно ее лишенных. Если в обществе известно, что сколько ни отнимай у хозяина ЕГО имущество, в чем бы оно не заключалось, все равно ВЕРНУТ законному хозяину, будет ли желание отнимать?

И не стоит противникам реституции говорить о том, что "- хозяев былых нет, всех перебили, а наследники - уже в пятом колене не наследники." Помимо того, что ныне еще живы ДЕТИ бывших хозяев, являющиеся даже по куцым СОВЕТСКИМ законам наследниками первой очереди, речь идет О НАСЛЕДОВАНИИ ПРАВА. Ведь последний хозяин не в силах был распорядиться своим имуществом, передать его по наследству, из за форс мажорных обстоятельств (1917 год). И сегодня, ПОСЛЕ УСТРАНЕНИЯ последствий того форс мажора, ЕГО права переходят его ближайшему, по низходящей, потомку.

Государству реституция необходима и наши высшие чиновники это прекрасно сознают и реституцией занимаются. Но только реституцией той собственности, которая принадлежала Российской империи до 1917 года.

Так, Президент РФ признал РФ правоприемником Российской Империи (одновременно являясь приемником СССР, созданного на уничтожении Российской Империи, путем государственного переворота), подписав во Франции соответствующие документы. Теперь по этим документам РФ обязана вернуть французским гражданам все долги Российской Империи, которые она сделала во время I мировой войны. Это очень отрадно, по части исполнения поговорки "долг платежом красен", но как же наши сограждане, лишенные своего имущества в 1917 году? Мы для наших государственных чиновников, которых выбираем неизвестно для чего и содержим, хуже французов! Да, хуже! Ведь благодаря этому документу, Французская республика будет должна вернуть РФ царское золото, которое хранит как верный союзник бывшей империи. И не только Франция! Царское золото хранится в банках Британии и Японии, а так же есть еще и "золотая" по стоимости земля, приобретенная Россией при царском режиме, в разных государствах.  

Но не отдают ни золота ни землю. Наверное не могут понять соседи по планете, как это молодая российская демократия ухитряется быть приемником одновременно и революционера Богрова и Петра Столыпина. Один то другого убил!

Россию признают правоприемником Российской Империи тогда, когда она не декларируя, а на деле примет на себя истинное правоприемство за Российской Империей, на деле, со всеми вытикающими от сюда последствиями, правами и ответственностью, и сделает это так, как делают ВСЕ страны, включая и Францию в 19 веке и Польшу, Чехию и Латвию и Литву сегодня.

Нашему обществу необходимо дать оценку результатам экономических экспериментов, проводимых с октября 1917 года, открыто отречся от практики произвола, вернуть то, что незаконно присвоено государством, и начать конструировать ПРАВОВОЕ общество, базирующиеся на общечеловеческих ценностях. Без реституции у Российской демократии нет завтра.

Дмитрий Абрикосов,
заместитель председателя Лиги защиты прав собственников, пресс - секретарь.

P.S.
При слове "реституция" ее противники частенько пугают реституцией и государственного строя, существовавшего до 1917 года.  
Форму и характер государственного управления ВСЕГДА должны определять граждане конкретного государства. Это вопрос дискутируемый и разрешаемый на референдумах и выборах (для того их и придумали!).

Что же касается имущественных прав граждан - то как права они принадлежат человеку от рождения и являются НЕОТЬЕМЛИМЫМИ.

 

 

 ИЗЖИВАЯ РЕВОЛЮЦИЮ НЕ ОБОЙТИСЬ БЕЗ РЕСТИТУЦИИ.


Андрей Зубов

  Наступает новый этап приватизации. Царские дворцы, усадьбы аристократов и дома русских купцов и промышленников вместе с парками и охотничьими угодьями, когда-то конфискованные большевиками "для народных нужд", предполагается снять с охраны как "всенародное достояние" и либо продать по рыночной цене, либо отдать за бесценок "своим". 

  "Всенародным достоянием", впрочем, и раньше были далеко не все богатые дома старой России. Сделав музеями и всесоюзными здравницами наиболее известные, отдав что похуже под детские дома и больницы, большевики часть дворцовых комплексов оставили за собой, в коллективном партийном владении. Многое было отдано под посольства и консульства, под здания обкомов и райкомов партии и комсомола, под различные учреждения, под застенки НКВД, под санатории, госдачи для высшей партийной и советской номенклатуры. 

  Конфисковав чужую собственность в первые же годы революции, убив или изгнав бывших владельцев - от царя до крестьян, большевики распоряжались всей огромной Россией как своим достоянием. И вот большевистская власть рухнула, кровавый флаг спустили с флагштоков Зимнего дворца и кремлевского Сената, зловещее перекрестье серпа и молота, наложенное на земной шар, сменил двуглавый императорский орел той России. Но народ, польстившийся на революционные посулы и в результате потерявший все свое имущество, живший, не имея ни земли, ни дома, ни дохода, независимого от большевистской власти, этот народ так и остался нищим и, по сути, вполне бесправным. А награбленные и приумноженные рабским трудом заключенных ГУЛАГа богатства дети и внуки былых коммунистических господ делят между собой, допуская в свою компанию только социально близкий им уголовно-воровской элемент. 

  Распродажа дореволюционной собственности, намеченная новой властью, демонстрирует это циничное перераспределение когда-то награбленного с предельной ясностью. У всякой собственности по гражданским законам Российской империи есть законные владельцы - потомки тех, кто владели ею на момент конфискации. По Конституции нынешней России все законы, действовавшие на ее территории и не противоречащие нынешней Конституции, продолжают свое действие (Раздел II, 2). Совершенно ясно, что постановления самозваных съездов Советов и декреты шайки бандитов, объявивших себя Советом народных комиссаров, в соответствии с которыми в 1917-1929 годах была грабительски отобрана практически вся частная собственность граждан России, принципиально противоречат статьям 8.2, 9.2, 35 и 36 нынешней Конституции. И столь же ясно, что дореволюционное законодательство вполне им соответствует, а статья 35 почти точно воспроизводит 77-ю статью Основных государственных законов 1906 года: "Собственность неприкосновенна. Принудительное отчуждение недвижимых имуществ, когда сие необходимо для какой-либо государственной или общественной пользы, допускается не иначе, как за справедливое и приличное вознаграждение". Таким образом, по букве Конституции 1993 года, конфискации 1917-1929 годов незаконны и имущественные права бывших владельцев и их наследников, обеспеченные Основными законами 1906 года и Гражданским уложением докоммунистической России, сохраняются в полной мере. 

  Это, кстати говоря, подтвердил и президент Владимир Путин на встрече с архиереями Русской Православной Церкви в Большом Кремлевском дворце 6 октября 2004 года. "Я глубоко убежден, - заявил президент, - то, что произошло после 1917 года, - это не просто аморальные, это и незаконные (курсив мой. - А.З.) действия - лишение Церкви имущества. И, конечно, историческая справедливость должна быть восстановлена, здесь не может быть никаких сомнений. Моя позиция заключается именно в этом. И решение по земле как раз, по-моему, подтверждает такие намерения. Вопрос в том, как это сделать, как это сделать аккуратно, чтобы не навредить ткани отношений, которые сложились на сегодняшний день в обществе, не навредить самим объектам и так далее". 

  Совершенно ясно, что национализация крестьянской земли, отобрание казачьих усадеб, особняков купцов и чиновников не менее аморальны и не более законны, чем конфискация церковной собственности. "Историческая справедливость должна быть восстановлена" в отношении не только Церкви, но и всех граждан России. Здесь действительно "не может быть никаких сомнений". И правильно сказал президент, что главный "вопрос в том, как это сделать аккуратно", а не в том, делать это или не делать вовсе. Аккуратно надо восстанавливать справедливость, а не перепродавать краденое и награбленное в третьи руки. Однако передача и продажа награбленной в 1917-1929 годах собственности, которую намереваются осуществлять сейчас государство и его "субъекты", есть именно попытка перепродажи краденого, которую президент нынешней России назвал делом аморальным и незаконным. 

  Если исходить из норм современного российского законодательства, из практики других стран, освободившихся от коммунизма, то покупатели дворцов и особняков никак не могут рассчитывать, что они будут рассматриваться будущим судом в качестве "добросовестных приобретателей". Так, в обращении комитета "Преемственность и возрождение России", подписанном к настоящему времени уже двумя сотнями общественных деятелей России и Русского зарубежья, прямо говорится: 

  "В основе экономических и имущественных отношений в Российской Федерации лежит признание законности советской "общенародной" собственности, которая в течение 12 последних лет была "приватизирована", как если бы она была и в самом деле "ничейной". Но на чем основана эта советская собственность? На частной собственности, экспроприированной большевиками у множества владельцев, горожан и крестьян... Раздав "общенародную" собственность новым владельцам и не вспомнив о правах старых (или их потомков), государственная власть РФ продемонстрировала, что она генетически связана именно с советским режимом, конфисковывавшим собственность начиная с 1917 г., и не имеет ничего общего с Российским государством, эту собственность гарантировавшим, охранявшим и постепенно развивавшим ее использование в направлении большей социальной справедливости и ответственности... Если мы желаем в основание хозяйственных отношений положить принцип уважения к частной собственности, то для этого необходимо восстановить в той или иной форме и мере (практические решения - дело специалистов) имущественные права, существовавшие на момент большевистских грабежей, то есть провести реституцию собственнических прав. И опять же опыт освободившихся от коммунизма стран Восточной Европы дает нам множество примеров решения этой задачи. Но в какой бы форме ни проводилась реституция - непосредственным возвращением недвижимости, возмещением вложенных предками трудов и сил, ценными бумагами предприятий, государственными обязательствами или как-то иначе, - она приведет к моральному оправданию частной собственности в глазах общества, к увеличению слоя достаточных собственников и к общему оздоровлению хозяйственного и политического климата страны". 

  Когда-то русские изгнанники считали постыдным для себя говорить о возвращении собственности своей и отцов, желая, чтобы их борьба за освобождение России от коммунистического ига была вполне бескорыстной и жертвенной. Но ныне ясно видно, что реституция собственности - это не дань личной корысти бывших владельцев, но единственная возможность упорядочить и узаконить собственность на пространствах России, где начиная с 1917 года идет непрекращающийся грабеж имуществ и беззаконный передел награбленного. 

  А вместе с тем, отнюдь не являясь наивными простецами, новые русские прекрасно сознают, что скупают чужое, приобретают краденое и, следовательно, являются не невинными жертвами воровского обмана, но соучастниками грабежа. Как соучастники грабежа, участвующие в дележе краденого, эти приобретатели подлежат уголовному преследованию и по нынешнему, и по старому русскому закону. Их незаконно приобретенная собственность будет рано или поздно изъята и передана законным владельцам без всякой компенсации, и они ответят своим имуществом на претензии законных владельцев. Вряд ли приобретатель особняка на Английской набережной Санкт-Петербурга или на Смоленской площади в Москве, подмосковной усадьбы в Поречье или Узком, дворца в Кисловодске или Туапсе не отдает себе отчет в этих простых юридических нормах. 

  Скорее всего сейчас чиновники хотят еще раз нажиться, сбывая с рук дореволюционную собственность амбициозным нуворишам, в надежде, что деньги за краденое припрятать будет легче, чем земли, дворцы и особняки, которые рано или поздно придется безвозмездно, а то и с немалой приплатой за ущерб возвращать законным собственникам. Но безоглядно приобретать такое несвободное от претензий имущество - вот уж воистину и преступление, и редкостная глупость. 
***
"Независимая газета" от 07.12.2004

 

Статья: Потомки князей вступили в борьбу за недвижимость
Источник: "Известия" от 19.04.2005
Автор: Елена Роткевич, Санкт-Петербург


  В предстоящую в стране приватизацию исторических памятников неожиданно вмешалась "третья сила". Представители семей российских аристократов, которым до революции принадлежали дворцы, особняки и имения, возмущены тем, что государство намерено распродавать "их" собственность. Наследники требуют реституции и извинений. Как выяснили "Известия", теоретически у них есть возможность получить недвижимость предков назад даже в рамках действующего законодательства. 

  Представители самых известных в России дворянских фамилий - Оболенских, Шаховских, Рождественских и других - впервые "выступили единым фронтом", чтобы выразить свою озабоченность по поводу предстоящей в России приватизации исторических памятников. Местом своей первой встречи князья и графини выбрали Санкт-Петербург, так как именно там жило большинство их предков и там же расположены дома и дворцы, которые русское дворянство по-прежнему считает "родовыми гнездами". 

  В северной столице находится свыше 7 тысяч исторических памятников, большая часть которых сосредоточена в центре города. По словам руководителя петербургского отдела "Российского имперского Союза-Ордена" (старейшей организации русского зарубежья) Бориса Туровского, практически все здания в центре северной столицы на сегодняшний день имеют законных наследников. И эти наследники требуют, чтобы до решения вопроса о приватизации на государственном уровне был поднят вопрос о реституции. 

  Сейчас, когда начинаются продажи исторических зданий, у государства могут появиться новые проблемы. И получится так, что здания будут иметь двух владельцев: фактического покупателя и наследника, у которого есть все документы, подтверждающие право собственности, и который по идее через международный суд сможет свои права отсудить, - заявил "Известиям" Борис Туровский.

  На большинстве исторических зданий в Санкт-Петербурге нет вообще никаких упоминаний об их истории и бывших владельцах - и это особенно печалит наследников. Нина Рождественская, чья бабка была графиней, призналась, с какой грустью она смотрит на свой родовой особняк в Гатчине (пригород Санкт-Петербурга), где ныне располагается районный отдел загса: "Мой дед был почетным гражданином Гатчины, заведующим канцелярией Марии Федоровны. Он купил там землю в 1910 году за 33 500 рублей - у меня сохранилась купчая. К 1914-му построил дом - в нем жила вся наша семья... Сегодня я смотрю на него с тяжелым чувством. Здание ветшает, мемориальная доска, которая там была раньше, исчезла". 

  Мы просто хотим, чтобы государство официально признало незаконность национализации имущества в 20-х годах и принесло извинения за то, что людей выгнали из собственных домов и собственной страны, подвергнув их унижению, - говорит Борис Туровский. По мнению же княгини Веры Оболенской, гражданки Франции, государство должно признать право наследников на участие в судьбе исторических памятников: "Чтобы мы вместе с государством могли следить за приватизацией, так как это было наше имущество". А если государство предложит наследникам приватизировать "их" же дома по льготной цене? "Покупать свой дом - это смешно! Мы не станем этого делать, даже если бы были средства", - на французский манер картавя, гордо заявила княгиня Оболенская. На вопрос о деньгах князья брезгливо морщатся. "Нас заставили собраться не мелочные аспекты и не шкурный интерес. Просто у нас сердце болит за Россию. Мы Рюриковичи и за одиннадцать веков привыкли что-то делать для страны", - говорит князь Дмитрий Шаховской, гражданин Франции. 

  Подобные претензии российских аристократов могут быть рассматриваемыми с двух сторон, - рассказал "Известиям" один из крупнейших в стране экспертов по вопросам памятников архитектуры, директор Института искусствознания Минкульта РФ Алексей Комеч. Недвижимость может быть им возвращена в рамках общего закона о денационализации, но его нет и не предвидится. Но есть и еще одна возможность - в рамках действующих законов о приватизации. В процессе приватизации могут быть применены режимы льготной реституции. Может быть, стоит отдавать потомкам дворянских фамилий недвижимость и бесплатно. Но каждый случай должен рассматриваться отдельно, ведь эти роды сильно обеднели. Вопрос в том, смогут ли они, получив недвижимость, отреставрировать и затем достойно содержать ее дальше.

  Между тем, возможно, что потомки дворянских фамилий найдут поддержку и у российских законодателей. По крайней мере требования наследников поддерживает депутат Госдумы Александр Чуев, инициатор законопроекта о реституции. "Если мы хотим создать правовое государство, необходимо на государственном уровне дать моральную оценку национализации и извиниться. А если приватизация исторических памятников будет проводиться без учета прав бывших хозяев, то это будет и незаконным, и безнравственным", - уверен депутат. 


 

Промышленный альпинизм для Москвы. Альпинисты.

Нравственные и правовые аспекты реституции.
 
 
Rambler's Top100  Рейтинг@Mail.ru
© 2010 ООО Товарищество А. И. Абрикосова Сыновей

Заказ сайтов - создать сайт без выходных на www.limtek.ru;