8. Продолжение жизни дедушкиной семьи.

Х. Абрикосов "СЕМЕЙНАЯ ХРОНИКА".

 

Продолжение жизни дедушкиной семьи.

Семья дедушки все продолжала увеличиваться рождением собственных детей и внучат и новый большой дом с анфиладой гостиных и зал был как раз кстати для приемов его огромной семьи.
По отношению к себе, своей семье и жизни своей семьи дедушка не был скуп и даже напротив любил тратить на себя деньги, но я помню, как он однажды не помог дальней родственнице с приданным, и вообще дальним родственникам своим не любил помогать.

Но вот выводить в «люди» дедушка любил.

У него в кабинете висела копия маслом с картины художника Маковского. В мастерскую сапожника женщина привела своего сына подростка и просит хозяина взять его на выучку.

Дедушка очень любил эту картину, быть может она несколько напоминала ему, как его самого отец привел в контору И.Б. Гофмана.

Когда мне было лет 20, мой отец поручил мне съездить к подрядчику печнику Самохину, чтобы с ним вместе отобрать изразцы для печей в строящемся на даче отца флигеле.

Самохин жил в собственном доме. Это был плотный мужчина средних лет, одетый по европейски. Встретил он меня очень радушно, велел заложить собственную лошадь в пролетку и поехал со мной на склад изразцов. Дорогой он говорил мне: «Ведь в люди я вышел благодаря вашему дедушке Алексею Ивановичу. Я был простым печником. Алексей Иванович начинал строить свои дома: он меня знал по моей работе на фабрике. Я пришел к нему, поклонился ему в ноги и просил чтобы он сделал мне весь подряд на печи. Он не только согласился, но дал мне крупный аванс для найма рабочих. С тех пор я и стал «жителем».


В девяностых годах, когда появилась первая лампочка Эдисона, Москва освещалась газом и керосином, только в государственных театрах, Большом и Малом, было проведено электричество, для чего была оборудована специальная театральная электростанция.

Дедушка вздумал провести электричество в своем особняке. В одном из сараев была поставлена динамо-машина и керосиновый двигатель. Весь дедушкин дом светился электричеством. Дедушка иронически говорил: - «Раньше мы покупали керосин ведрами, а теперь бочками», а бабушке кто-то сказал, что можно экономить электроэнергию, выключая лампочки.

Дедушкин дом погрузился во мрак и по вечерам бабушка с дедушкой ходили по темным комнатам и в темноте шарили руками по притолокам, ища выключателя; пройдя через комнату, они тотчас же снова выключали свет. Только та комната, в которой сидели, выла освещена.

Дедушка любил «винтить» и к нему каждую среду по вечерам собирались четыре почтенных старца-партнера, которые после картежной игры угощались хорошим ужином. За старцами посылалась 4х-местная карета, которая должна была объехать всех партнеров и к известному часу привезти их к дедушке.

Кучеру Филиппу дано было распоряжение раз и навсегда привозить по средам партнеров. В ближайшую среду после проведения электричества в дедушкином доме, Филипп поехал за старцами, но когда он их подвез к большому подъезду дедушкиного дома, они были поражены, что все окна были темные и ни в одном из них не было приветливого манящего света.

Старцы, выйдя из кареты, остановились в раздумье, входить ли им? Уж не больны ли хозяева или быть может их дома нет.
«Филипп, - обратился один из них к кучеру - посылали ли тебя за ними сегодня?»
«Никак нет, - ответил Филипп – мне раз навсегда приказано привозить вас по средам».
«Развози нас по домам, - приказал один из наиболее решительных старцев, - входить неудобно, видимо Алексей Иванович не принимают».

Между тем, дедушка готовился к «винту» в зале, выходящей окнами в сад, был расставлен ломберный стол с мелками, щеточками и нераспечатанными колодами карт. Партнеры все не появлялись . . .
На звонок дедушки входит его лакей Петр Ульяныч, затем вызывается уже вернувшийся Филипп, который объясняет: «Так-то не решились войти, видя темноту в окнах и потребовали развозить себя по домам».
«Ах, мать, мать, все это из-за твоей бережливости», говорил дедушка бабушке.

Бабушка же была очень расчетлива и скупа и скупость не считала пороком. Одному своему внуку она однажды сказала: «Ты, говорят, скуп, это хорошо, скупость не глупость».

Жизнь в дедушкином доме была поставлена на широкую ногу с большим количеством прислуги, хороший стол, сервировка – все это было заведено по образцу иностранной богатой буржуазной семьи. У дедушки был свой кучер и его выезд был в русской упряжке, а у бабушки свой кучер и шорный выезд .

 

 

 

8. Продолжение жизни дедушкиной семьи.
 
 
Rambler's Top100  Рейтинг@Mail.ru
© 2010 ООО Товарищество А. И. Абрикосова Сыновей

Заказ сайтов - создать сайт без выходных на www.limtek.ru;