Романтика Реализма. О творчестве Георгия Лемана.



Георгий Александрович Леман в мастерской.



М. Спиридонова

Романтика Реализма

 
Первое обстоятельство, которое вас удивит, если повезет и вы ненадолго заглянете в творческую мастерскую этого очень занятого человека, заключается в том, что можно воочию увидеть большинство из его известных работ, в разные годы встречаемых на вернисажах, в музейных экспозициях или на глянцевых страницах выставочных каталогов. Они развешаны по стенам, какая-то даже закреплена на мольберте, какую-то из них по вашей просьбе художник аккуратно извлечет из большего количества составленных у стен подрамников. Увидите и озеро Неро- бурное, волнуемое непогодой, и Неро-тишайшее, рассветное с драгоценно сверкающими дальними куполами Яковлевского монастыря, увидите и выразительные стога, "убегающие" все дальше и дальше по холмам Севера, и вечерне-зимний пейзаж с характерной перспективой заснеженной городской улицы и благородными силуэтами Ростовского кремля - мотив, так часто изображаемый живописцем, что в среде художников шутливо именуется "точкой Лемана". Так, значит, это - новый взгляд с хорошо знакомой художнику точки, а известная работа "Вечерний покой" с изображением той же самой улицы благополучно пребывает там, где ей и положено с некоторых пор находиться, -в частном собрании канадского коллекционера? Да, конечно, никаких чудесных перемещений в пространстве не происходит.

К сожалению, со многими из своих лучших созданий живописцы вынуждены расставаться, и пейзажи московского живописца Георгия Лемана за долгие годы творческой работы успели расселиться по музеям российских городов, разъехались по земному шару - во Францию, Канаду, Голландию, США, Финляндию... И все-таки чудо происходит. Реальное ежедневное чудо. Оно а том, как настойчиво и многопланово разрабатывает художник свой привычный круг образов, как однажды заинтересованный темой. он непременно возвращается к ней по много раз, ищет и находит новые приемы ее раскрытия. Так что в каком-то смысле можно считать, что художник со своей живописью не расстается.

Если бы понадобилось по возможности кратко определить суть этого человеческого характера, то большинство из тех, кто хорошо знает Лемана, не задумываясь, ответили: "внутренняя цельность". Существует мнение, что цельность- качество врожденное. Мне кажется сомнительным, чтобы человек от рождения был наделен хотя бы одним врожденным качеством, но несомненно то, что существует особый дар интуиции, и характер личности тем больше и стремительнее обретает цельность, чем чаще в жизни человек, оказавшись перед серьезным выбором, интуитивно не ошибется. Ощущал ли себя когда-то перед выбором мальчишка с московской окраины (а родная его Рогожская застава в конце сороковых была еще ох какой колоритной окраиной), трудно сказать, но можно предположить, что его, не по годам рослого и смекалкой не обделенного, привлекало не одно лишь усердное рисование... А вот уже в 60-х годах молодому живописцу Георгию Леману, выпускнику Московского художественно института им. В. И. Сурикова по мастерской профессора Б. В. Иогансона, было о чем поразмышлять, глядя на свои одинаково профессионально исполненные натюрморт и пейзаж, серию портретов и постановки с фигурой. Разве мало примеров, когда выпускник высшей школы, наскоро овладев основными приемами живописной техники, бурно и самонадеянно работает одновременно во многих жанрах и все вроде бы получается, но спустя годы не может не признать, что получилось все, кроме сколько-нибудь заметного явления в искусстве, и погружается в апатию? "Года три промучился, - признается Леман, - сколько всего переписал, пока не остановился на пейзаже!" Итак, жанр определился.

И в дальнейшем пейзаж и только пейзаж, реалистический натурный пейзаж с легким оттенком романтизма последовательно, в развитии отразит главные черты его темперамента - высокую эмоциональность, впечатлительность, огромную творческую энергию. И натюрморты, и постановки с фигурой - они заживут тихой жизнью в личном "запаснике" своего создателя, изредка извлекаемые из дальнего угла мастерской в минуты сосредоточенного одиночества художника или под настроение, во время оживленной встречи со старыми друзьями, - как известно, способность сохранять свои старые работы, равно как и старых друзей, так же отчетливо характеризует человека, как и способность прямо противоположная...
Бывает так, что если не все самое лучшее, то очень многое приходит к нам в жизнь от друзей, и когда художники в стенах этой мастерской вспоминают совместные поездки в Ростов Великий, Борисоглеб, Переславль-Залесский, редко кто не вспомянет добрым словом замечательную творческую атмосферу, царившую в их небольших товариществах, дух бескорыстия и взаимовыручки, бескомпромиссность творческих критериев на пути следования высокой реалистической традиции.

Те годы были отмечены волной страстных выступлений патриотически настроенной русской интеллигенции за сохранение культурного наследия, охрану памятников архитектуры, воспитание бережного к ним отношения. Остро публицистический характер носили произведения писателей, поэтов. Художники, в свою очередь, стремились привлечь внимание к памятникам искусства прежних эпох, видя в них почву для утверждения национального самосознания, источник самобытных художественных традиций. Стремительно сменялись вехи на творческом пути Георгия Лемана: выставки, поездки, снова выставки - московские, зональные; триумфально прошествовала по городам России грандиозная выставка "Памятники Отечества". Новые встречи, бурные обсуждения, закупка картин музеями - все это, конечно, приносило удовлетворение, давало психологическую разрядку, но к тому времени им уже явственно ощущалась необходимость более объемного показа собственной живописи.

В каждой жизни бывают дни, которые и по прошествии времени вспоминаются с волнением. Для Георгия Лемана и нескольких его товарищей, живописцев, это один из июльских дней дождливого лета 1982 года. В открытые окна выставочного зала на улице Вавилова влажно дышала листва, влетали трамвайные звонки, смешивались с многоголосым шумом посетителей. На только что открывшейся групповой выставке художники предложили на обсуждение зрителю обширную экспозицию, посвященную природе родной земли, ее многообразному историческому и культурному наследию. В своем индивидуально-авторском разделе Леман представил большое количество пейзажей, исполненных в характерной для него в тот период легко непринужденной манере прозрачно-"акварельного" письма. Пластически выразительные образы древней архитектуры органично вливались в общую экспозицию, дыхание которой, одновременно живое и былинное, создавало замечательную поэтическую атмосферу. Гармонически-прекрасные картины земной жизни молчаливо отрицали зло и бездуховность, свидетельствовали о настойчивом желании художников, не ограничиваясь одной изобразительной задачей, почувствовать, найти тонкую нить связи мира внешнего, предметного и внутреннего, духовного. Много было в тот день теплых, дружеских рукопожатий, много было сказано добрых слов в адрес живописцев.

После успеха групповой выставки было бы закономерным предположить творческую паузу, но у Лемана паузы не состоялось, а последовало несколько плодотворных поездок. В одну из них - по русскому Северу - он отправился с большой группой художников для знакомства с этим богатейшим заповедным краем, с его особенной, одухотворенной красотой, уникальной деревянной архитектурой, колоритным деревенским бытом. Эта поездка запомнилась большим эмоциональным подъемом у всех ее участников, их высокой творческой активностью. Отчетные выставки, состоявшиеся по ее следам в Каргополе, Архангельске, Москве, стали частью большой культурно-просветительской работы в самом крае и привлекали внимание российской общественности к современным проблемам русского Севера. Леман считает этот краткий промежуток времени этапным для себя по многочисленным находкам и в образно-тематическом плане, и в определенной новизне своего живописно-пластического почерка. Из этой поездки живописец привез лучшие из своих работ - "Стога", "Озерный край", "Старые деревья" - пластически-целостные, с индивидуальной трактовкой сложнофактурной живописи. Эти работы стали частью музейных коллекций в России и за рубежом.

Было бы неверным полагать, что крымские пейзажи Лемана, а в Крым у него было несколько самостоятельных поездок, стоят особняком в его творческой биографии, преимущественно связанной с зоной Нечерноземья. Стоит вспомнить богатейшие традиции этого магнетического уголка земли известными представителями русской художественной интеллигенции. Романтический Гурзуф! Для умеющего видеть и слышать там воскреснут из небытия и зазвучат голоса актеров и певцов, литераторов, художников, составляющих гордость российской культуры. Может быть, обладает это место какой загадочной способностью обновлять душевные, а, значит, и творческие силы? Как бы то ни было, но небольшие работы созерцательно-романтической крымской серии Лемана напоминают размышления, поиски образа, пробу новых живописных приемов. Художника привлекают состояния затишья в природе - рассветные часы или золотистое царство вечернего освещения. Основной мотив - синеватая громада Аю-Дага, погруженная основание в легко-колеблемую гладь штилевого моря. Она и почти невесомая в мягких, размытых переходах света и тени, или же - плотная, контрастная на фоне розовато-оранжевого неба. Предельная обобщенность цветовых масс создает романтический образ, возвышенный над повседневно-привычными ассоциациями. Использование новых приемов свидетельствует о потребности художника в дальнейшем обогащении своего живописного языка. И здесь следует еще раз напомнить о внутренней цельности как об одном из главных свойств Лемана-пейзажиста.

Он пишет не все и не везде. Его путь в искусстве - последовательная реализация художественных идей, определившихся в ранний период. Он всегда оставался самим собой. Вся его работа многих лет свидетельствует о пристальном наблюдении натуры и выборе мотивов, в которых преобладают романтические черты, причем без малейшего намека на то, чтобы поставить под сомнение его принадлежность к реалистической школе живописи. Эстетика реализма немыслима без важнейшей своей составляющей - романтического начала как извечной потребности человеческой души.

Известно, что художник всегда в той или иной мере является фактом общественного сознания и независимо от его желания со временем неизбежно производится социально нравственная оценка его личности. В нашем случае эта задача значительно облегчается тем, что Георгий Александрович Леман, человек огромной жизненной энергии, со студенческих лет не смыслил себя вне общественной жизни и в среде художников издавна имел устойчивую репутацию, помимо счастливого дара общения с людьми, человека безупречных личных качеств. Тогда более десятка лет тому назад ему предложили всерьез заняться административной работой, возглавив Московский комбинат живописного искусства, у большинства художников это известие нашло положительный отклик - предприятие нуждалось в добросовестном и знающем руководителе, способном всегда поддержать интересы художников в затруднительных ситуациях с заказчиками, неотложно решать вопросы материально денежного обеспечения. Г. А. Леман не только справился с новыми для него административными обязанностями и сумел сплотить людей в небольшом коллективе служащих комбината, заслужить их доверие, но и, что является безусловной победой его творческого духа, нимало не изменил привычного для него как художника высокого рабочего ритма, продолжал регулярно участвовать в выставках, задумывал и осуществлял поездки, по-прежнему удивлял своей работоспособностью и последовательностью выполнения художественных замыслов. Сегодня Г. А. Леман является директором художественного фонда Союза художников России. Он занял этот пост в очень непростое время, не поддающееся однозначной оценке, настолько велики и решительны изменения, происходящие в нашем обществе, во всех его структурах. Хочется верить, что этот волевой и деятельный интеллигент, всегда настойчивый и целеустремленный в осуществлении поставленных задач, тесно связанный узами личной дружбы и общественной деятельности со многими крупными русскими художниками и работниками культуры, и в нынешних трудных условиях в полной мере реализует свой талант руководителя, а грядущие встречи с его живописью будут приносить удовлетворение и радость.

М. Спиридонова, журнал "Художник", №3 1994

http://www.artprima.ru/dynamic/5/15/56




 

 

 

 

Романтика Реализма. О творчестве Георгия Лемана.
 
 
Rambler's Top100  Рейтинг@Mail.ru
© 2010 ООО Товарищество А. И. Абрикосова Сыновей

Заказ сайтов - создать сайт без выходных на www.limtek.ru;